Ремарка №2.

Метафизика и мораль суть важнейшие отрасли науки; математика и естествоведение не имеют и половины такого значения. © Дэвид Юм (1711—1776), «Опыты», IV.

Метафизика должна быть впереди, и без неё вообще не может быть никакой моральной философии. © Иммануил Кант (1724—1804), «Основы метафизики нравственности», 1785.

Эти пролегомены предназначены не для учеников, а для будущих учителей, да и последним они должны служить руководством не для преподавания уже существующей науки, а прежде всего для создания самой этой науки». © Иммануил Кант (1724—1804), «Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей появиться как наука», 1783.

Идея Единого Учебника Истории сегодня работать уже не будет (этот поезд уже ушёл). Сегодня речь может и должна идти о создании Единого Учебника Науки.

Наука, Настоящая Наука, Русская Наука начинается с Русской Алгебры (см., например, «Ультиматум Русской Партии»), которую надобно знать твёрдо. Твёрдо – это значит то, что мысленное построение Собора любой конфигурации не должно вызывать никаких затруднений. Так, например, мысленное построение «Собор А/Я», где: 1 < А < 100 и 1 < Я < 100, – должно осуществляться очень просто и легко.

После мысленных упражнений и построений различных соборов, необходимо переходить к рассмотрению предельных соборов: «Собор А/1», где: А -> ∞ и «Собор 1/Я», где: Я -> ∞.

Легко видеть, что эти две крайности, эти предельные соборы позволяют найти оптимум, оптимальный Собор.

Оптимальный Собор – это «Собор А/Я», где: А = Я = N. Т.е. оптимальный Собор – это «Собор N/N», «Собор N», «Собор №N»!

После всех штудий необходимо внимательно рассмотреть «Собор №11», «Собор №12» и «Собор №13».

И т.д., и т.п.

Словом, с Русской Алгеброй не согласиться не сможет никто! А коль скоро так, то и принять всем миром совершенный закон «люби ближнего твоего, как самого себя» будет не сложно.

А принятие всем миром совершенного закона «люби ближнего твоего, как самого себя» откроет новую, небывалую, фантастическую страницу всей мировой Истории.

Город Рига, 24-й год Св. Христова Воскресения, Игорь Тимофеев.

 

***

 

 

 

Ремарка №1.

Вынужден воткнуть эту ремарку в самое-самое начало всех моих работ, дабы упредить и избавить дорогого читателя от страха перед объёмом последующих текстов и рисунков; последовательно читать надо лишь до тех пор, пока в голове не наступит некая ясность. Обвинять же меня в балабольстве, конечно же, можно, но в этом мало моей вины; если Русскую Идею Фёдор Михайлович Достоевский кратенько выразил так: «всепримирение идей», то я могу Русскую Идею выразить ещё кратче: N^N.

Если мои материалы читать влом, а Русскую Идею понять всё-таки хочется, то я могу посоветовать прочитать все работы Л.Н. Толстого (90 томов), все работы Ф.М. Достоевского (30 томов) и все работы Н.Ф. Фёдорова (5 томов), и попытаться в своей голове соединить всё это в единое целое.

И ещё. Если вы понимаете, что искали Толстой с Достоевским, то здесь вы найдёте именно то, что они не нашли.

 

Город Рига, 12-й год Св. Христова Воскресения, Игорь Тимофеев.

 

***

 

ОГОВОРКА

 

«Настоящая история этого народа начнется лишь с того дня, когда он проникнется идеей, которая ему доверена и которую он призван осуществить, и когда начнет выполнять ее с тем настойчивым, хотя и скрытым инстинктом, который ведет народы к их предназначению. Вот момент, который я всеми силами моего сердца призываю для моей родины, вот какую задачу я хотел бы, чтобы вы взяли на себя, мои милые друзья и сограждане, живущие в век высокой образованности и только что так хорошо показавшие мне, как ярко пылает в вас святая любовь к отечеству». (П. Чаадаев, «Апология сумасшедшего»).

 

Я не писатель, не литератор, и не философ, и не мудрец. Я — простой русский мужик, поэтому всё, что изложено ниже, — это простая Русская Идея.

Скажите по совести: можно ли требовать от простого русского мужика изящества изложения, красоты языка, хорошего слога, приличного стиля, да просто элементарной грамоты? Единственно, что требовать вы обязаны, — смысла. Ну а я, со своей стороны, могу требовать только внимания. Расписывать, размазывать, разукрашивать я не намерен: найдутся, кому этим заниматься. К тому же я не исследователь и копать не собираюсь; я только столблю участки, обозначиваю темы, а копателей хватает и без меня. Мой лай моськи на слонов не надо воспринимать буквально, ибо по идее я русский и исповедую всепримирение идей. Стиль — телеграфный. Телеграфирую.

Идею я изложил и обнародовал тотчас, как она пришла мне в голову 17 апреля 1993 года (см. Приложение 1), но это все равно, как если бы Малевич начал с «черного квадрата». Тогда я потратил три с половиной года, изложил Русскую Идею на пяти листах бумаги (см. Приложение 2) и обнародовал.

Не дошло. Минули годы. Время бежит. Что в моих силах, делаю. Кто бы помог...

 

Рига, не позднее 2000 года н.э., Игорь Тимофеев.